Фотолайн | PhotoLine - сайт для любителей фотографии



стихи

фотография Муля

Муля


Олег Виденин
20.03.2007


Эммануил Борисович Левитан был хром на одну ногу, носил всегда один старый затертый костюм, больше всего на свете ненавидел запах чеснока, именовался среди школьников Мулей и преподавал нам историю КПСС. Мы не любили эту историю и соответственно делали все, чтобы сорвать урок или насолить учителю. Обычно дело ограничивалось забитой на перемене в замочную скважину  кабинета стеркой  или вымазанным мелом   мулиным  пиджаком.  Конечно еще были кнопки на учительском стуле, украденный журнал или похабные рисунки на доске, но не более. Муля, получивший на войне контузию,  всегда страшно психовал, визгливо выкрикивал витиеватые фразы, называл нас кретинами и чем истеричнее была его реакция, тем больше радости получал класс, носивший литеру «г». При этом Муля был человеком отходчивым, добрым, обожал предмет и переживал за успеваемость своей неразумной паствы. Шел последний год нашей учебы и сразу после нового года Эммануил Борисович озаботился результатами выпускного экзамена. Призывая учеников к сознательности, он поднимал вверх короткий палец с неухоженным ногтем и объяснял :«январь долой, февраль короток, март, апрель, а в мае ко мне не бегайте». В кабинете появился чудесный, неведомо где добытый Мулей большой и блестящий альбом обо всех съездах партии. Муля им страшно гордился и дорожил.
В точности не могу сказать, кому именно пришла в голову связка альбом-чеснок, но в тот день в класс сразу несколько человек принесли по нескольку зубчиков так ненавидимого Эммануилом Борисовичем растения. Осквернение начали с доски, где появилась размашистая и незримая надпись «Муля  дурак». Потом натерли стол, стул , входную дверь, а за минуту до звонка  между листами чудесного глянцевого альбома обо всех съездах партии вложили оставшиеся зубчики, тщательно растоптали ногами и, вытряхнув раздавленные чесночные остатки, положили на место.
Припадая на больную ногу  Муля вошел в класс, поздоровался и замолчал . Он нервно ходил вдоль доски, шумно сопел и было видно, как быстро лицо его меняет традиционный восковой цвет на багровый, как в уголках искривленного рта появляются пузырьки пены, как впиваюся в ладони длинные ногти. Эммануил Борисович с неописуемым омерзением открыл альбом и цвет его лица  еще раз сменил оттенок. Муля поднял на притихший класс безумное, страшное и при этом невероятно жалкое лицо. Его взгляд скользил по опущенным головам, пока не остановился на мне. «Встать!... – не то проревел, не то прохрипел он, - Виденин! Я даю Вам слово коммуниста, что Вы закончите школу со справкой! Вон отсюда!!!» Не рискуя пройти мимо , я прорвался через чужие парты и выскочил в спасительный коридор. Сзади в захлопнувшуюся дверь громко ударился альбом обо всех съездах партии.
Через несколько дней Муля успокоился, забыл про слово коммуниста, все пошло по старому, мы благополучно сдали  экзамены и родители всем купили платья и костюмы к  выпускному вечеру. На празднике Эммануил Борисович получал охапки цветов, слушал как я пою со сцены актового зала песню «когда уйдем со школьного двора», все танцевали, радовались, обнимались и грустили. Потом толпой встречали рассвет. Эммануил Борисович тоже хромал вместе со всеми по улицам пустого города и рассказывал всякие смешные истории. И отец мой был. И классный Борис Тимофеевич. И июнь был теплый. И дождя не было.
Потом всем классом, уже без учителей и родителей, мы пошли к кому-то на квартиру, пили шампанское и агдам, курили, целовались с девочками и рассуждали о будущем. Кто-то об армии, кто-то об институте. Я сидел на полу с Наташкой Антоновой и держал ее под кофточкой за грудь, когда в накуренную комнату вошел высокий Игорь Яренас . Все почему-то замолчали и посмотрели на него. Игорь постоял, покрутил в руках стакан, а потом сказал – «Пацаны, Муля умер».
У Мули все сорочки были всегда старенькие и всегда не по размеру. Рукава были чрезмерно длинными, с аккуратно заштопанными краями и он подворачивал манжеты наружу . Я и сам так теперь ношу почему-то.
 
  произведение не оценивается  
 
Рекомендует
max
Поставил(а) пятерку
Екатерина Челнокова




 1. Sveta Novik 20.03.2007 13:10 
 Спасибо за рассказ. Тронул. Дети жестоки. По себе помню. Я до последнего надеялась что с Мулей все кончится хорошо... Но с учителями у меня было в точности наоборот. Они меня обижали. Матрена Васильевна моя первая учительница шарахнула мне указкой по лбу за то что я посмотрела в окно (в то время проходила мимо моя бабуля). Ее муж тоже был ку ку. Он Райку Баранцевич сонную под зад коленкой так дал что та влетела в класс с широко выпученными глазами. Историй полно. А вы пишите еще.
 
 2. Виталий Зайцев 20.03.2007 13:12 
 зацепили Вы меня...
 
 3. Григорий Кравченко 20.03.2007 13:30 
 интересный рассказ. рек.
 
 4. Владимир Травников 20.03.2007 13:34 
 очень
 
 5. Андрей Копышев 20.03.2007 14:26 
 Цепляет.. И жестокость детей поражает.. Но все меняется с приходом во взрослую жизнь..
рек
 
 6. Дмитрий Грибачев 20.03.2007 14:33 
 Сильно
 
 7. Victor Jukhin 20.03.2007 14:33 
 Хороший рассказ.Вспомнил своего историка: Боис Абрамович Ершов..Мудрейший человек.Но...любил говаривать нам, классу, что вы все ничтожества, бездари и дебилы...
А ещё любимой его поговоркой была" Взять бы вас всех за ножки и головкой гвоздики в полу забивать"..Вот такой у нас был учитель..Это я для Светы Новик про жестокость детей:)))
 
 8. Олег Виденин 20.03.2007 14:45 
 Да, у всех были свои матрены васильевны и борисы абрамовичи.)
 
 9. Андрей Краснов 20.03.2007 15:12 
 !
 
 10. Владислав Петрушко 20.03.2007 16:49 
 Хороший рассказ, трогает!
 
 11. Николай Палькин 20.03.2007 16:50 
 !!!
 
 12. Михаил Северов 20.03.2007 17:09 
 Блестяще!
 
 13. GrayCat 20.03.2007 17:14 
 Отличный рассказ, Олег. Вы поэт. Спасибо!
 
 14. Юрий Санин 20.03.2007 17:16 
 Здорово!
 
 15. Павел Горский 20.03.2007 17:33 
 Сильно!
 
 16. Игорь Фрид 20.03.2007 21:04 
 Прочёл с удовольствием и загрустил :(
Спасибо Олег!
 
 17. Aleksei Cvetkov 20.03.2007 21:24 
 Да!...уж...!А я то учился ещё при "хозяине".Но нужно сказать,что после войны наши учителя были безупречны.Директором у нас был Валька Грязев-Валентин Иванович Грязев,бывший чекист,гребенской казак,бывший директор колонии малолетних преступников.Человек совершенно кавказской внешности,потрясающей выдержки,человек чести и большого доброго сердца.И неожиданно большой физической силы при весьма малом росте. А вот позже, в 50-е годы,всякие фрукты попадались.Вплоть до садистов и садисток-ведь есть две профессии,в которых садист может быть безнаказан - учитель и врач.Поверьте мне-сталкивался.
 
 18. Александр Красоткин 20.03.2007 21:42 
 Спасибо, Олег. Читали вместе с женой, ее тронуло до слез..
 
 19. Maxim Reider 20.03.2007 21:57 
 Хорошо написано.
 
 20. Maxim Reider 20.03.2007 22:21 
 Сейчас прошелся по Вашим фотографиям, на этом сайте и на других - обалдеть. Давно такого не видел.
 
 21. Илья Карташев 21.03.2007 00:36 
 Грустный рассказ.
Кстати, в какую эпоху в школе преподавали историю КПСС? Мне пришлось изучать дисциплину с таким названием уже в ВУЗе. Правда, было это в восьмидесятых.
 
 22. Michail Gimpelson 21.03.2007 11:49 
 очень красивый рассказ и фотография, c удовольствием купил бы вашу книгу или альбом. Вы мастер!!!
 
 23. Олег Виденин 22.03.2007 12:31 
 всем спасибо за добрые слова и воспоминания.(21) я закончил школу в восьмидесятом
 
 24. Вадим Якунин 22.03.2007 16:52 
 Отличный рассказ! Тронул до слез. Я тоже периодически вспоминаю подобные, свои юношеские поступки. Стыдно. И более всего печалит то, что время назад не вернуть...
А Вам надо писать для более широкой аудитории - однозначно!
 
 25. Сергей Беляев 22.03.2007 17:54 
 (24) Именно так
 
 26. Serge Pavlov 22.03.2007 22:02 
 Как всегда, на высоте. Не читал - видел эту историю, искрящую на угольках памяти уже о своем школьном детстве. Помню, вбили мы злыдню-математику гвоздь в стул. Он сел и зажмурился. Потом медленно встал, повернулся к доске и наскончаемо долго писал задачу на урок. Мел его скрипел нашей запоздалой совестью, а правая брючина над ягодицей все яснее прорисовывала пятнышко крови... Дописав задачу, он медленно повернулся, сказал что ему надо сходить к врачу и к концу урока он вернется. 30 минут, который его не было в классе стояла редкостная тишина. Только гвоздь моментально выдрали и выкинули в окно. Далее смотреть друг на друга было стыдно, говорить было не о чем, все решали задачу. Потом он вернулся, прихрамывая, украдкой взглянув на стул, сел и попросил сдавать задачи. Прозвенел звонок. Все молча сдали задачи и тихо вышли. Мы так и не сумели извиниться перед ним за оставшиеся полгода.
 
 27. Илья Карташев 23.03.2007 00:15 
 23: Спасибо.
У нас с Вами разница в шесть лет.
 
 28. Михаил Геллер 27.03.2007 22:50 
 Умеешь.
 
 29. Сергей Максимов 17.04.2007 01:19 
 противное было время....
 


 

 
Рейтинг@Mail.ru