Фотолайн | PhotoLine - сайт для любителей фотографии



стихи

фотография Преображение.

Преображение.


Александр Фурсов
20.08.2006


В ночь с 19 на 20 августа баррикады у Белого Дома были детские, оборона организована была кое-как, спонтанно. В одиннадцатом часу вечера Александр Лебедь (тогда ещё полковник) привел свои БМП к Белому Дому и выстроил из них защитное кольцо вокруг него. Машин было штук пятнадцать, защиту если они и давали, то только психологическую. Мы с Георгием Колосовым слушали речи защитников нарождающейся демократии, иногда встречали знакомых, говорили о своей решимости защитить нашу свободу, братались с такими же восторженными интеллигентами, тащили с соседних строек какие-то железки для наших оборонительных сооружений. Вокруг были прекрасные одухотворённые лица – никогда больше я не видел их в таком количестве в одном месте и в одно время  – а пьяных, удивительное дело, не было ни одного. Потом мы сели на лавочку у низвергнутого Павлика Морозова в парке его имени и до рассвета проговорили о любви.
Решающей была ночь с 20-го на 21-е. Баррикады укрепились, два кольца из поставленных впритык автобусов и поливальных машин окружили Белый Дом, обороняющиеся разделились на сотни, люди знали свои места, наладилась связь и координация в рядах защитников. Через громкоговорители нас оповещали о возможных атаках, инструктировали, как действовать. Мы выстроились цепями в несколько рядов вокруг оплота нашей власти, мы  обязаны были знать в лицо своих соседей справа и слева, не допускать в оцепление чужих. Сменять друг друга можно было только с разрешения командира сотни. Внутреннее кольцо оцепления стояло на расстоянии метров 70-100 от стены Белого Дома. Пространство между оцеплением и самим зданием должно было хорошо просматриваться и простреливаться: в случае штурма и прорыва засевшие на балконах солдаты должны были встречать огнём штурмующих именно на этом пустом асфальтовом поле. Я оказался во внутреннем кольце, и всю ночь думал, что если прорыв случится здесь, то неминуемо получу пулю в спину и я.
Уже за полночь к нам протиснулась хрупкая женщина, которая искала здесь своего сына Диму. Он позвонил ей из телефона-автомата, сказал, что остаётся защищать Белый Дом, а заботливая мама решила привезти ему куртку – вечером похолодало. Сына она не нашла, на метро уже опоздала.
- Сколько здесь народа! – удивлялась она – по телевизору ничего про ТАКУЮ поддержку Ельцина не говорили, я и не представляла, что тут творится!
Она ещё раз огляделась, смирилась с тем, что Диму среди этих тысяч не сыскать, накинула куртку на себя и попросилась в нашу цепь, тем более, что моего соседа слева надо было сменить. Мы взялись под руки, стояли молча, думая каждый о своём. Начал накрапывать дождь, потом разошелся сильнее.
Периодически громкоговоритель предупреждал нас о возможном  начале атаки, мы замирали, пытались рассмотреть хоть что-то за спинами стоящих впереди людей, вслушивались в звуки, доносящиеся из темноты. Со стороны Нового Арбата послышался рокот бронетехники и стало разгораться зарево пожара, затем раздались очереди, и веер трассирующих пуль сверкнул над крышами домов, над Девятинским переулком. Мы стояли напротив переулка почти у Горбатого моста. Атака, решил я, будет именно здесь.
- Это штурм? – спросила Димина мама и мёртвой хваткой вцепилась в мой локоть.
- Да – ответил я.
Мы стояли и ждали развязки минуту, две, пять минут, пятнадцать. Никто из нас ещё не знал, что нам не придется стоять под перекрёстным огнём или ложиться под гусеницы танков, что три искупительных жертвы за всех за нас уже заплачены. Стрельба больше не повторялась, где-то завывала сирена скорой помощи. Дождь лил и лил, давно промокла насквозь и моя видавшая виды штормовка, и Димина куртка. По громкой связи дали отбой, но моя соседка по оцеплению не отпускала руку.
Шепелявящий громкоговоритель что-то прохрипел, и над толпой пронеслось «ура!»
- Что, что сказали? Кто расслышал? – спрашивали мы друг у друга.
- Павлов в больницу угодил! – передавали по рядам.
Стало светать, дождь чуть поутих. Громкоговоритель опять что-то прохрипел, и возглас «ура!» опять прокатился над толпой.
- Что там теперь? – переспрашивали мы.
- Пуго застрелился!
- Ура! – орали мы с Диминой мамой. Всем стало понятно, что ГКЧП струсил, что никакого штурма не будет ни сегодня, ни завтра. Москва уже проснулась, народ спешил на работу. Мама решила попробовать найти своего Диму при свете дня, я побрёл домой.
Мокрые штормовку и джинсы я бросил на пол в коридоре, стянул с себя промокшую рубаху, тогда заметил синяк на левой руке. «Вот это да!» - подумал я и рухнул на диван.
Третью ночь Белый Дом уже не обороняли так тщательно. Приехали какие-то рок-группы, устроили концерт. Толпы шли от Краснопресненского метро в сторону набережной, привезли в Москву Горбачёва. Это был первый день настоящей свободы в нашей новейшей истории.  Я проспал его весь напролёт.
Сейчас, 15 лет спустя, я не могу вспомнить, как звали Димину маму, но если я встречу её на улице, то наверняка узнаю.
 
  произведение не оценивается  
 
Рекомендует
Екатерина Челнокова
Поставил(а) пятерку
Екатерина Челнокова




 1. Эмир Шабашвили 20.08.2006 03:38 
 !
 
 2. Алексей Воеводин 20.08.2006 03:51 
 5
 
 3. Николай Палькин 20.08.2006 03:52 
 Наивными мы были... Я все переживал, что не смог поехать в эти дни в Москву.
 
 4. Владимир Лестровой 20.08.2006 05:10 
 Было дело
 
 5. Михаил Кондров 20.08.2006 09:24 
 такой рассказ многого стОит!
 
 6. Сергей Максимов 20.08.2006 11:19 
 блестящий рассказ. И фото в тему!
За день до начала путча я ущел от жены забрав с собой свою банку чечевицы. Этим тот час, воспользовалась моя мать и заставила делать нас отчимом ремонт. В час обьявления ГКЧП начал штукатурить при окончании поклеил обои. Увидел Ельцина и страшно разолился.
 
 7. Михаил Кондров 20.08.2006 11:53 
 /6/ интересные воспоминания!!! Сережа, ведь путч - как ремонт: сделали, а потом обязательно переделывать придется :) еще хорошо, если через несколько лет.
 
 8. Алла Полетаева 20.08.2006 11:57 
 Странное чувство - осколки истории, детский калейдоскоп с разбитым стеклом на асфальте, молчаливое ожидание расплаты...
Спасибо, Шурик, за рассказ! Особенно щемит сердце о тех, кто уже не расскажет об этом, оставаясь в нашей глубинной памяти... "прекрасные одухотворенные лица"
 
 9. Алексей Маврин 20.08.2006 13:57 
 хорошо!
 
 10. Александр Фурсов 20.08.2006 14:09 
 \6\. Странное дело, но накануне путча я тоже затеял ремонт, и закончил его после свержения ГКЧП.
 
 11. Дмитрий Грибачев 20.08.2006 14:50 
 Ага,поучаствовали .
 
 12. Виталий Цыпнятов 20.08.2006 15:27 
 Время надежд. Спасибо.
 
 13. Илья Гричер 20.08.2006 16:01 
 СНОВА СЛОВНО ПЕРЕЖИЛ УВИДЕНОЕ,,,
 
 14. Анатолий Солодовников 20.08.2006 17:16 
 Отличная зарисовка!
 
 15. Максим Капранов 20.08.2006 18:16 
 Замечательный рассказ.
 
 16. Павел Горский 20.08.2006 19:56 
 Хорошо написано. И снимок в тему.
Спасибо, Саша.
 
 17. Artur Korus 21.08.2006 00:01 
 да уж...
 
 18. Oleg Volons 21.08.2006 04:25 
 Браво!
 
 19. Сергей Беляев 21.08.2006 10:36 
 Смешанные чувства про ту эпоху... спасибо за рассказ
 
 20. Marina Zherdeva 21.08.2006 11:11 
 Спасибо за рассказ!
 
 21. Владимир Брезгунов 21.08.2006 14:19 
 Спасибо, Саша.
 
 22. Владимир Брезгунов 21.08.2006 14:21 
 После твоего рассказа вспомнился Губермановский "гарик":

От Павлика Морозова внучат
повсюду расплодилось без него.
И все мои ровесники стучат:
один на всех и все - на одного.

Наверное он был написан до путча.
Хочется в это верить.
:-)
 
 23. Александр Фурсов 21.08.2006 14:38 
 \11-21\. Спасибо за тёплые отзывы. :)
\22\. Губерман - прелесть! :)))
 
 24. Николай Иванов 21.08.2006 16:31 
 Рек.
 
 25. Сергей Максимов 21.08.2006 21:02 
 революция добродушных
 
 26. Георгий Вольмиллер 22.08.2006 02:28 
 текст не читал. фото НМВ посредственное
 
 27. Александр Фурсов 23.08.2006 15:22 
 Этот раздел для текстов. Фото надо в других смотреть. :)
 


 

 
Рейтинг@Mail.ru